Get Adobe Flash player

Актуально

 

 

 

Поиск

Позиция дня


Наши адреса:

г. Екатеринбург
ул.8 Марта,22
тел. 371-60-49
ул.Радищева, 51
тел. 234-69-37
пер.Дружбы,4
тел. 325-10-87

Яндекс.Метрика

Часто задаваемые вопросы

Из книги “Шахматная семья Белавенец”

Очень часто задают вопросы о том, что шахматы могут дать ребенку.

Пусть это повторено уже множество раз и для кого-то стало банальностью, но каждый новый родитель хочет это услышать. Двести с лишним лет назад великий философ и политик Бенджамин Франклин в своей работе «Моральные ценности  шахмат» : писал  ”Игра в шахматы — не просто праздное развлечение. Некоторые очень ценные качества ума необходимые в человеческой жизни, требуются в этой игре и укрепляются настолько, что становятся привычкой, которая полезна во многих случаях жизни. Жизнь — своего рода игра в шахматы.”

Наверное, Франклин был неглупым человеком, если американцы изобразили его портрет на стодолларовой купюре!

Безусловно, шахматы развивают память, усидчивость, логическое мышление и много других полезных качеств. Навыки работы с книгой, навыки работы с компьютером. Ребенок узнает, например, как быстро найти какие-нибудь необходимые ему сведения и отсортировать их, отбросив всё ненужное, второстепенное. Нередко ведь даже взрослые люди в подобных вопросах оказываются совершенно беспомощными лишь разводят руками: «А что это такое? А где это можно узнать?» Шахматы приучают к самостоятельности.

Недавно один юноша — он делал какую-то работу в институте вновь задал мне этот популярнейший вопрос о том, что воспитывают шахматы. Я ответила: целый ряд качеств, совершенно необходимых человеку, который потом будет заниматься умственной работой, да и любой другой тоже. Например, выбор плана, последовательность реализации этого плана. Даже самый маленький шахматист уже намечает какой-то план, пусть и примитивный: «Я пойду ладьей сюда, нападу вон на ту пешечку и съем ее!» Он уже понимает, по какой траектории передвигаются фигуры. А благодаря этому ему будет легче планировать, скажем, свои перемещения по улице: он намечает, что надо дойти до перекрестка, оглядеться по сторонам, посмотреть, зажегся ли светофор, — и только тогда переходить дорогу.

Все эти моменты очень тесно связаны с жизнью, и где-то подспудно во время занятий шахматами у ребенка вырабатываются внимательность и осторожность Ведь когда маленький человек делает ход ладьей, он смотрит по сторонам, чтобы она не попала под бой. И точно так же он будет смотреть по сторонам и дожидаться зеленого света для того, чтобы не попасть под машину. Подобных моментов в шахматах очень много, и всё это наверняка суммируется. Позволю себе опять сослаться на мнение великого чемпиона мира Михаила Ботвинника: Шахматы — типичная переборная задача, подобная тем задачам, которые людям приходится решать в своей повседневной жизни (переход улицы, судебное дело, оркестровка мелодий управление предприятием и т.д.).

То, что шахматы придуманы человеком  в то время как иные неточные ситуации возникают как бы помимо воли человека, не имеет существенного значения с точки зрения методики решения… Поэтому ошибочно думать, что шахматы не отображают объективную реальность; они отображают  мышление человека.

Очень распространенный вопрос: во сколько лет надо начинать заниматься шахматами? Не  опоздали ли мы?

Сейчас очень модно начинать заниматься шахматами чуть ли не с пеленок. Наверное, скоро будут на занятия привозить детей в колясках, а может, женщины в интересном положении начнут приходить и спрашивать: не пора ли? Какой дебют маме изучить, чтобы ребенку потом проще было?

Первый раз мы провели первенство России до восьми лет в 2001 году, чемпионом тогда стал Санан Сюгиров. Хорошо помню маленького Сананчика, маленькую Алину Кашлинскую. В своей статье для журнала «64» я тогда писала: «В Костроме собрались ребятишки, старшему из которых едва исполнилось восемь, а младшему нет и пяти. Если так пойдет и дальше, то скоро за шахматными столиками будут сидеть чемпионы в памперсах дабы неожиданный ход партнера не привел к катастрофическим последствиям».

Мне казалось, что турнир для таких малышей необязательно называть «первенством России».

Наверняка ради успешного выступления в соревновании с таким звучным названием им придется дополнительно заниматься шахматами, что приводит к гиподинамии. Малышам хочется бегать по залу, а мы их останавливаем и говорим: «Так нельзя!»  А потом еще родители их ругают: мол, вместо того, чтобы носиться по залу, он должен был сидеть и аккуратно реализовывать свой перевес, а он взял и подставил ладью. Получается, мы хотим поломать нормальную детскую природу — стремление к движению, детскую живость, импульсивность; мы пытаемся сделать из них маленьких старичков. К счастью, нам это не удается, поскольку это совершенно бесполезная борьба, мы в ней безоговорочно проигрываем, и я лично стараюсь в нее не вмешиваться.

Хотя бывают дети, которые изначально устроены не так, как все остальные. Например, Гришенька Опарин мог сидеть и час, и и два — ни лишнего слова, ни лишнего движения. Безусловно, за счет своей усидчивости он резко обгонял тогда своих ровесников. Сейчас, в неполные 15 лет он международный мастер с гроссмейстерским баллом, один из лучших в своем возрасте. Но в основном дети устроены по-другому. И мне казалось что для малышей это слишком серьезное испытание. Им приходится играть по всем правилам, как взрослым, хотя даже объяснить все эти правила детям довольно трудно, они их не очень понимают.

На первенствах до 8 лет бывает немало курьезных случаев. Например, в упомянутой выше статье я описала несколько забавных эпизодов.

Обиженное выражение лица и поднятая рука, призывающая судью. Жалоба: «Я не могу так  играть, он всё время делает по два хода». Разобраться в записи партии не представляется возможным.

…Играющий черными пытается пешкой а3 взять «на проходе» белую пешку а2. Противник изо всех сил вцепился в пешку, защищая свое имущество и не позволяя свершиться беззаконию. Конфликт благополучно разрешается с помощью судьи.

…Идет сражение короля с ладьей против короля и ладьи. Оба играют на победу, и судья не вмешивается, поскольку каждый в любой момент может расстаться с ладьей или получить мат. В конце концов ладьи благополучно разменяны, и оба с неохотой смиряются с ничьей.

Конечно, тренеры объясняли своим подопечным правила, но не совсем ясно, как малыши их поняли. Вот еще пример. …Слезы на глазах, стрелка на часах движется. В чем дело? «Я сделал ход и даже его записал, а часы перевести забыл!» Успокаиваю несчастного и нажимаю кнопку часов. Другой энергично возражает: «Нет-нет! Забыл, так забыл! Мне тренер так сказал!»

Один из играющих свалил локтем ладью a1, долго искал ее под столом, нашел и поставил на место. Другой решительно потребовал хода ладьей: «Ты до нее дотронулся, когда поднимал!» Только вмешательство арбитра охладило пыл знатока правил. К тому же злосчастная ладья не имела хода — конь b1 и пешка а2 еще оставались на местах. Подобные эпизоды можно вспоминать без конца. Например, нетерпеливый малыш делает два хода подряд, да еще возмущается: «А что он так долго думает? Сколько можно ждать?!» Другой мальчик первый раз в жизни играет с часами и спрашивает у тренера, сколько нужно сделать ходов, чтобы не просрочить время  (контроль — до конца партии). Тот отвечает: «Сколько успеешь, столько и будет». И вот соперник делает первый ход е2-е4, а наш герой немедленно отвечает е5, d6, выводит все фигуры. быстро делает рокировку и еще отправляет короля на b8. Изумленный судья его останавливает, а мальчик объясняет: «Мне тренер сказал: сколько успеешь сделать ходов, столько и будет»!

Помню, я судила подобный турнир. Малыш тянет руку. Протискиваюсь к нему по узенькому проходу между столиками, спрашиваю: «Что случилось?» — мне сказали на открытии, что как только я подниму руку, ко мне подойдет судья». Проверил — действительно подошла! Я уж не говорю про то, что происходит на доске. Вот играется позиция «ладья с пешкой против ладьи». Мальчик с лишней пешкой предлагает ничью, соперник решительно отказывается: «Нет, я у тебя выиграю»! Да, пешки не хватает, но ладья-то у него еще осталась! Через некоторое время снова подхожу к тому столику: действительно, матует ладьей.

В первых чемпионатах «до 8» уровень игроков был примерно такой. Сейчас, когда начинают заниматься чуть ли не с младенчества, на первых 10—20, а то 30 столиках играют уже в более – менее серьезные шахматы. Хотя конечно, время от времени из любого лидера может выскочить  маленький человек и наделать свойственные этому возрасту глупости.

Нужно ли всё это? Не могу сказать. Я не раз наблюдала в своей практике, что дети, которые приходят позже, моментально усваивают то, что по десять раз разжевываешь малышам, стараясь подать материал как-то поживее, повеселее. Сама я пришла в шахматную секцию, по современным понятиям, глубокой старухой — мне было уже 12 лет почти 13. Мои шахматные познания ограничивались опытом партий во дворе, причем не все правила, по которым мы играли, соответствовали классическим канонам. Ну и что? Правило оппозиции, например, я усвоила с первого раза, тренеру больше не пришлось к этому возвращаться. Училась я и по книжкам, которые читала, естественно, сама. Понятное дело, компьютеров тогда не было, но не было и бесконечных задачников, «решебников», которыми мы сейчас нагружаем малышей, чтобы они решали задачи на мат в 1-2 хода. У меня был учебник Левенфиша я довольно быстро усвоила не сколько страничек, где давались простые задания. Через два года я уже играла на вполне приличном уровне.

К чему я всё это рассказываю? Не так давно к нам в клуб Петросяна пришел 14-летний мальчик и сказал, что хочет научиться играть в шахматы. Мы спросили не смущает ли его то, что придется учиться азам вместе с малышами? Его это не смущало. К 16 годам он был уже перворазрядником с кандидатскими баллами.

Очень поздно пришел на СЮП Алеша Выжманавин. Недавно я разбирала архив и нашла старую таблицу: в 14 лет Алеша играл в турнире с нормой 3-го разряда. Однако Выжманавин был буквально поглощен шахматами, и уже в 17 лет он был крепким кандидатом в мастера, а впоследствии стал очень сильным гроссмейстером, олимпийским чем пионом в составе сборной России. К сожалению, Алексей очень рано ушел из жизни…

Я искренне убеждена, что вовсе не обязательно начинать заниматься шахматами в 4 или 6 лет.

Когда в секцию приходит подросток, это означает, что выбор сделал он сам. Его не мама привела, не папа, который сам когда-то играл в шахматы, но у него по каким-то объективным причинам стать гроссмейстером не получилось, а сын гроссмейстером непременно станет. Ведь родители готовы для него на всё: и тренера хорошего подыскать, и на турниры с ним ездить…

Итак, в шахматную секцию приходит 14-летний человек и говорит, что хочет научиться играть.

Конечно, он никогда уже не станет чемпионом до 8,10,12 и даже до 14 лет. Но это не страшно: в конце концов, не так давно этих турниров вообще не было, а шахматы всё равно вызывали очень большой интерес. Основная проблема в другом: в старших классах очень сильно начинает давить школа. Объем заданий, которые ежедневно должен вы поднять школьник, существенно ограничивает время, которое он может отвести на шахматы.